Kuznetz (kuznez) wrote,
Kuznetz
kuznez

переиздание. "Из Новосибирска". срок давности - больше года.

Дело было вечером, дел было по горло
И я их, разумеется, благодушно отослал куда подальше. Ибо, говорил жутко уважаемый мной человек: "на выходных и дома работают те, кто не сумел организовать свое время". Иногда, я правда, добавляю в это высказывание "без особой на то необходимости". Случается, что и просто нарушаю заповедь. Но все-таки стараюсь не грешить. И уж в этот раз вел праведную вечернюю жизнь - валялся на диване с книжкой.



Итак, на середине моих размышлении о пользе и вреде чтения лежа, раздался стук в дверь. Стоит отметить, что "кто там?" я спрашиваю не регулярно, так как ко мне редко приходят без предварительного звонка. Видимо, в прошлый раз я не интересовался "кто стучится в дверь моя". Мужественно подтянув штаны я задал сакраментальный вопрос.
-Игорь Соломонович, это я, откройте. - раздался голос в подъезде.

Вот те бабушка и индексация. Я-то знал кто такой Игорь Соломонович. Это покойный хозяин квартиры, которую я снял около года назад у его родственников.
Дальше моя мысль работала в следующем направлении: если человек за дверью хочет видеть Игоря Соломоновича, то уверен, что последний жив. Следовательно известие о его смерти может нарушить душевный баланс неведомого мне посетителя. Этическая задача с кучей неизвестных.

Не придумав ничего лучше, я молча открыл дверь. На пороге стояла женщина, с той особенность внешнего вида, коей отмечены прожившие достаточно долго за границей. Она удивленно смотрела на меня. Явно, моя молодая славянская рожа не соотносился с ее ожиданием увидеть старого еврея. Я решил, что все-таки не стоит рубить с плеча "Игорь Соломонович умер", да еще и через порог.

-Проходите. - вежливо пригласил я даму. - Меня зовут Иван.
-Наталья. - пробормотала гостья и зачем-то дополнила: - Ржевская.
Я чуть не брякнул о красоте и звучности фамилии, но вовремя понял неуместность момента. Видимо, мне не хватает по жизни толстокожести. Вместо того, чтобы сказать все и сразу я продолжал мямлить: -Не хотите кофе?
Моя гостья сложила руки на груди: - Знаете, Иван, мне кажется, что Игрь Соломонович... - она замолчала.
-Игорь Соломонович умер. - облегченно закончил за нее я.

Дальше уже неинтересно. Четыре года в Израиле. Не могла дозвониться. Никто не скзал.

Когда она ушла, я зачем-то полез в ящик старого серванта и взял в руки фотографию Игоря Соломоновича. Их там лежит целая пачка. Снимки не стали забирать люди, сдавшие мне жилье, не взяла и Наталья Ржевская. А у меня не поднялась рука выкинуть. Это к вопросу о толстокожести. И, естественно, глядя на фото, я эгоистично помянул Бога, желая себе лучшего ухода.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments